Образ Наташи Ростовой в романе Война и мир

Наташа Ростова — один из самых любимых литературных образов Л. Н. Толстого. В ней писатель воплотил свой нравственный идеал женщины.

Наташа — обаятельная девушка, пленяющая всех своей непосредственностью и естественностью. Мир для нее — сплошная гармония, наполненная поэзией и красотой. Поступки Наташи диктуются в большей степени сердцем и чувствами, чем рассудком. На вопрос княжны Марьи, умна ли Наташа, Пьер отвечает, что «она не удостаивает быть умной».

Обязательная для Льва Толстого характеристика — нравственная оценка своих героев — основывается прежде всего на том, насколько у них проявляется естественная сила жизни, их неспособность к душевному успокоению, к душевному холоду. Секрет чарующего обаяния Наташи заключается не только в ее беспредельной искренности, «открытости душевной», а и в том, что присущая ей «душевная сила» не терпит насилия над живыми чувствами. Наташа способна на высокие поступки и одновременно — пусть даже в каком-то чаду затмения — па дурные. И те, и другие содействуют ее нравственному росту, и в этом сила ее характера, сила, которая преображает все вокруг и порой не щадит ее саму.

Сущность ее натуры — способность к любви, самопожертвованию — выводит из тяжелого душевного кризиса князя Андрея и возвращает к жизни убитую горем после смерти Пети мать. В момент предсмертной болезни Волконского она вся исполнена страстным желанием «отдать всю себя», чтобы помочь умирающему Андрею и его сестре, а после замужества — с той же безграничной страстностью — отдать себя интересам семьи.

В отличие от Наташи, Соня не совершает ни одного дурного поступка, именно она препятствует позорному бегству Наташи с Анатолем, но симпатии автора не на стороне благоразумной и рассудительной Сони, а на стороне «преступной» Наташи. «Низкий, глупый и жестокий» поступок свой Наташа переживает с такой силой чувства, она преисполнена такого отчаяния, стыда и унижения, что, «перестрадав» историю с Анатолем, становится не хуже, а лучше, и с подлинным правом говорит Пьеру: «Прежде я была дурная, а теперь я добра, я знаю». «Преступная» Наташа выше вполне добродетельней Сони, которая, рассчитав после новой встречи Наташи с Болконским, что брак Николая Ростова с княжной Марьей невозможен, пишет Николаю «самоотверженное» письмо, освобождающее его от обязательств перед ней»

В нравственном отношении Наташа, может быть, даже выше княжны Марьи Болконской. Христианская мораль, усвоенная княжной Марьей, обязывает любить всех и прощать всем, но это возможно, что гениально показывает в романе Толстой, лишь на пороге смерти. В жизни христианская мораль, даже при действительно высоких качествах княжны Марьи, оборачивается неизбежным насилием над собой.

Эгоизм Наташи утверждает то счастье, от которого чело век «делается вполне добр и не верит в возможность зла, не счастья и горя». Ее «безрассудная жизненная сила» отрицает и кажущееся великодушие Сони, и холодную расчетливость Бориса Друбецкого, Сперанского, своекорыстие Бергов, и тот самодовольный эгоизм, не желающий знать ничего, кроме наслаждений, воплощенный в действительно преступном и грязном мире Курагиных.

…Красота спасает мир. И мне кажется, что такие искренние, великодушные, самоотверженные создания, как Наташа навсегда останутся нашими любимыми героинями. Я уверен, что и последующие поколения будут изумляться мастерству Толстого, сотворившего столь обаятельный и цельный портрет.